DusterSkyChallenge: Оранжевого много не бывает

Древние каньоны. Разноцветные воздушные шары, «рассыпанные» горохом насколько хватает глаз. Оранжево-розово-алый рассвет, поднимающийся из-за бело-коричневых гор. Наш шар замирает на высоте 1 километр, давая перевести дыхание, убрать мобильники и фотоаппараты и в тишине, в застывшем на мгновение воздухе, увидеть поднимающееся из-за гор великолепное солнце

Здесь, в Каппадокии, не нужно стимулировать фантазию и воображение – от космических пейзажей, открывающихся за каждым поворотом дороги и с каждым метром плывущего вверх шара, у этих чувств наступает перегруз. Перегруз от распирающих сердце эмоций. От волнующей библейской красоты. От того, что сложно трансформировать в буквы, слова и предложения, дабы максимально точно передать определенный момент времени, проведенный здесь. Где-то там, внизу, нас ждет вереница таких же оранжевых, как восходящий диск солнца Renault Duster Dakar – новой лимитированной спецверсии популярного внедорожника, из-за которой мы и оказались в этой сказке про Алладина.

rhdr

Наш ковер-само… воздушный шар упрямо плывет по нагревающемуся воздуху. То место, откуда мы начинали, уже далеко позади. Процесс управления шаром похож на борьбу со своенравным жеребцом – огромный купол летит по своим траекториям, лишь малой частью откликаясь на действия пилота. «Мы – дроны!» – шутят коллеги, но отчасти они правы. Такие виды могут открыться нашим глазам исключительно с коптеров. Или с воздушных шаров. Главное – не бояться.

Летают в Каппадокии практически круглый год – 270-280 дней в году. Каждое утро в долине под скалистым городом Гёреме собираются сотни туристов, мечтающих подняться в воздух. Все они терпеливо ждут, пока из Анкары придет добро на взлет. В 4.30 утра уже нужно быть на стартовых площадках: шарам открывают воздушный коридор лишь на краткое время утром – потом красочным полетам мешают ветер и изменяющаяся прозрачность воздуха.

Происходит все очень быстро: только что огромные цветные купола лежали, сморщившись, на земле, и вот то там, то здесь начинают подниматься грибочки наполняющихся горячим воздухом шаров. В темном утреннем воздухе это зрелище завораживает: каждый воздушных шар светится огоньком на фоне светлеющих небес. И вдруг все они начинают подниматься. Вверх, вверх, вверх – и через несколько минут все воздушное пространство наполнено воздушными шарами. В реальность происходящего сложно поверить, по крайней мере, первые несколько минут и даже несмотря на то, что ты сам – часть всего этого сказочного действа.

Минут через 50 все закончится – шар найдет свою точку посадки и мягко приземлится прямиком на свою платформу, которую везет на себе пикап. Это – высокое искусство, которым наш пилот овладел в совершенстве. Безалкогольное шампанское, памятные сувениры и медали свежепосвященным воздухоплавателям – традиции, от которых никуда не деться.
Но все земное как-то пролетает мимо ошарашенного сознания – оно старается, шелестит процессором, но никак не может обработать столь мощный эмоциональный поток, который только что обрушился на него.

Сознание будет занято еще долго – пока микроавтобус везет нас обратно к нашим «Дастерам», пока мы выезжаем из долины в полной тишине, пока расходимся по своим номерам в отеле и не ложимся досыпать оставшиеся до старта экспедиции несколько часов, а с многочисленных террас наблюдаем за оставшимися в воздухе шарами… Эти впечатления останутся с нами надолго, а может быть, навсегда.

Но пора приходить в себя – оранжевые «Дастеры» с брутальными черными накладками уже давно в боевой готовности. Нас ждут не совсем простые, но весьма самобытные 1000 км по дорогам и перевалам Турции, ведущие нас в сторону грузинского Батуми.

Спецверсия Renault Duster Dakar прошла очередное легкое обновление: шикарный новый цвет Orange Arizona, расширенные пластиковые накладки на арки и ненавязчивые акценты в черном цвете по кузову… Перед нами все тот же озорной и веселый Duster, который дарит массу эмоций, особенно на бездорожье. Цвет, безусловно, основное изменение, которое пришлось как нельзя к лицу этой спецверсии и полностью отразило ее боевой экспедиционный характер.

Это – уже четвертая экспедиция на Renault Duster, и в трех из них я принимала непосредственное участие. Duster Arctic Challenge к берегам Белого моря, Duster Dakar Challenge по равнинам Грузии, Duster Sahara Challenge по бесконечным пескам загадочного Марокко… И вот – Duster Sky Challenge, экспедиция по Турции, которая началась таким необычным и захватывающим образом.
После многих тысяч километров, пройденных на «Дастерах» в самых разных климатических и природных условиях, к этому автомобилю начинаешь относиться как к хорошему верному другу, который из путешествия в путешествие не перестает удивлять.
Какую бы задачу не поставили мы перед небольшим, но упрямым внедорожником в глубоких снегах Карелии, где кроме нас на многие километры не было никого, или в горах Грузии, где до нас ездили лишь «уралы», или в песках Сахары, где параллельным курсом развлекались в барханах раллийные «КамАЗы», – он не пасовал не перед чем. И, наверное, этим и заслужил к себе какое-то особое теплое уважение, перерастающее в любовь.

Но впереди – новые приключения. На этот раз без особого фанатизма в плане бездорожья (о чем говорила даже штатная резина Continental), но с обязательными съездами с асфальта и интересными маршрутами.
Началась охота за впечатлениями буквально сразу же, едва мы отошли от утреннего заряда адреналина и восторга. Три часа к ряду стайка оранжевых «Дастеров» колесила по всей области, появляясь то там, то здесь – везде, где можно было увидеть что-то интересное.

Каппадокия – древнейшая местность, первое упоминание о которой в истории относится к концу VI века до нашей эры. О ней знали персидские цари Дарий и Ксерск, которых мы помним по легендам и мифам Древней Греции. По ней маршировала победоносная армия Александра Македонского и войска Великой Османской империи. Здесь жили племена древних хеттов, которые и дали названия большинству ее регионов. И, конечно же, эта уникальная земля не может не появляться в библейских источниках – здесь, куда ни глянь, словно картинки с Библии…

Разбираться в истории Каппадокии, что означает «Страна прекрасных лошадей», можно очень долго – регион, находившийся буквально на перекрестке нескольких великих цивилизаций, не только был истерзан войнами, но и беспрестанно впитывал в себя культуру, традиции и опыт всех народов, проходивших по ее необыкновенным ландшафтам.

Интересно, но многочисленные каньоны, замысловатые природные образования и формы не обросли с годами пугающими легендами о духах и джинах, как это случилось на Мангышлаке со схожими пейзажами. Только там творцом выступил древний океан Тетис, а здесь три могучих вулкана, главным из которых был четырехтысячник Эрджияс – его заснеженную вершину и сейчас можно увидеть из многих точек области. Лава, пепел и другие продукты вулканической активности, перемежающиеся с землетрясениями, сильными ветрами и дождями и тысячи лет, пролетающие для Каппадокии как один миг, смогли создать столь невероятные пейзажи, ставшие прообразом планеты Татуин из «Звездных Войн» Джорджа Лукаса. Великий режиссер не смог устоять перед неземными красотами этой части Турции и увековечил ее пещеры в своем детище.

Крепость Учхисар, деревня Чаушин, город Аванос, долина голубей, Долина Любви, панорама, открывающаяся с «Трех грибов», символов Каппадокии, – оранжевые «Дастеры» побывали везде. Прожужжали мы веселой колонной и мимо величественного Музея под открытыми небом в Гёреме – времени на его пеший обход не было. Но мы прилетели раньше основной группы и успели прогуляться по древним пещерам еще вчера, о чем ни разу не пожалели.

Музей под открытым небом – это удивительный древний монастырский комплекс. Церкви, высеченные в скалах, монастыри, созданные руками первых христиан, находивших убежище в этих землях, часовни, испещренные необычными фресками, удивительно стойко сопротивляющимися Времени…

Кропотливо восстановленная Темная церковь, уникальная церковь Святой Варвары со стенами, исписанными натуральной охрой и уже не подлежащей восстановлению, – всего здесь 10 высеченных в скалах древнейших церквей, возраст которых датируется 900-1200 годами. Аналогичные церкви и даже целые города разбросаны по всей территории Каппадокии, скалы которой долгое время служили людям и крепостями, и домами, и укрытием.

Монахи же находили в недрах этой суровой земли просветление – со временем церквей, келий, монастырей здесь стало столько, что их строительство было запрещено законодательно. Все они похожи друг на друга, но в то же время – кардинально разные: фрески, атмосфера, царящая внутри, глубина расположения помещений, к которым порой ведут очень узкие лазы с почти вертикальными лестницами… Монахи были не только изобретательными, но и трудолюбивыми строителями.

 

Солнце уже перевалило за экватор дня, когда наш караван отправился в Сивас, за 200 с лишним километров от Гёреме. Междугородние дороги в этой части Турции хороши – не автобаны, конечно, но и не наши трассы, изуродованные фурами и как попало залатаные.

«Дастеры» бодро шли в закат: у нас на вооружении – 1,5-литровые дизельные и 2,0-литровые бензиновые полноприводные автомобили с 6-ступенчатой «механикой». Нашему экипажу достался 109-сильный дизелек, весело урчащий под капотом и бодро стартующий с самых низов. Вторая, четвертая, шестая – и мы на крейсерской скорости.

На закате нас встречает Сивас, шумный, ортодоксальный и совсем не туристический турецкий город. Основанный в I веке до н.э., Сивас был одним из городов Великого Шелкового пути. Отсюда, наверняка, и осталась эта суматошность и беспорядочность, заложенная на генетическом уровне и наполненная ароматами свежезаваренного чая и кальяна.
Вечер заканчивается прогулкой по центру Сиваса – много, очень много людей: они пьют чай, разговаривают, отдыхают от дневной жары. А утро начинается с молитвы муллы в городской мечети, разносящейся по всему городу. Здесь задерживаться мы не стали – нас ждала еще более необычная Турция и Черное море, но для этого нужно было проехать еще немало километров.

Попрощавшись с Сивасом, уходим прочь от крупных населенных пунктов в сторону Понтийских гор. Пока еще невысокие, зелено-красные от растительности и специфичных горных пород – они манят к себе даже искушенных путешественников.
Дорога петляет по серпантинам, проскакивая мимо небольших сел, развалин древних крепостей, заводит нас в ущелья, на выходе из которых открываются изумительные панорамные виды на зеленые долины, залитые солнцем… Но нам – выше, на узкие горные перевали, прочь с асфальта. «Дастеры» рады не меньше нашего: наконец-то им дадут возможность проявить себя в полной мере.

На очередном вираже серпантина мы сворачиваем с него на накатанную грунтовку, которая уходит вверх по склону. Конечно, до Трабзона (нашей цели этого дня) можно было бы добраться и более попсовой дорогой, которой и поедут 99% путешественников, но это – не наша история. Увидеть то, что не видят другие – это цель.

Однако горы против нас – с первых метров подъема нас сопровождает клубящийся туман, который становится все гуще и гуще, и температура, которая словно падает на градус с каждым виражом серпантина… Вот такой Сайлент Хилл после удивительной сказки Каппадокии.
Мир теряет краски, даже ярко-оранжевые «Дастеры» не спасают положение, но их хотя бы видно. Внезапно из пелены тумана выныривает встречный грузовик: узко, справа – обрыв, теряющийся в клубах серой пелены. Туман поглотил все: редкие разваленные дома, коров, что словно призраки появляются из него, огромные лужи, в которые приходилось плюхаться «на авось»…

Верхняя точка перевала на высоте 2200 м над уровнем моря. С нее должен открываться невероятный вид на долину, откуда мы только что приехали. Но – не сегодня. Сегодня горы не хотят, чтобы мы видели что-то помимо тумана, они не пускают нас, не доверяют свои сокровенные тайны.
Спуск не менее опасен, чем подъем. Туман, дождь, грязь, отсутствие каких-либо ориентиров и минимальные скорости – казалось, что он длится целую вечность. И вдруг туман рассеивается, а мы – прозреваем, обретая четкость очертаний и яркость красок. Угрюмые пейзажи – покосившиеся дома небольшой деревушки Derindere, раскинувшейся в провинции Гиресун, озеро Golyani Yaylasi, затянутое мхом и камышами, мокрая сочная трава. Это – совсем другая Турция, но нам она нравится.

Перевал пройден, и до Трабзона нас ждет настоящее веселье – асфальтовый горный серпантин, на котором можно ехать быстро и в удовольствие (конечно же, в меру возможностей наших «Дастеров»). Закладывая шпильку за шпилькой, вираж за виражем, мы спускались все ниже и ниже к заветному Черному морю. И вот – оно перед нами: сероватое, слегка бурное, но пахнущее солью и такое манящее.

До Трабзона ведет прямое шоссе, проложенное прямо вдоль береговой линии. Оно пронзает многочисленные шумные городки, пугает бурным движением и внезапными на скоростной магистрали светофорами, но очень скоро приводит нас в Трабзон.

Сейчас это – крупный город-порт, сохранивший в себе наследие веков и древние шедевры архитектурного зодчества, уцелевшие в вихре Времени. Кстати, информация для споттеров: в Трабзоне аэропорт стоит прямо на берегу моря. Шикарные виды на взлет и посадку лайнеров обеспечены. После отличного дня в руле засыпать можно и под садящиеся и взлетающие в аэропорту Трабзона самолеты…

А проснуться под шум черноморского прибоя на час раньше будильника и краешком глаза зацепить ускользающий рассвет – вдвойне прекрасно. Путешествие окончено. Но впереди – новое. Из города в город. Из страны в страну. Из жизни в жизнь.

Текст и фото: Елена Никитенко
Снято на Huawei P20 (двойная камера Leica на 12 Мп, f/1.8 и 20 Мп, f/1.6)